Приветствуем вас на улицах одного из самых беспокойных городов Бореала. Здесь так много завораживающих мест и интересных личностей! Простые жители, маги, аквары, айры, а на пирсе, клянусь, пришвартовано несколько самых настоящих пиратских кораблей! Только вот время для прибытия, увы, не самое подходящее, вокруг царят разруха и хаос. Или так и было задумано? Ведь проще войти в историю в тяжелое время, не так ли? Удачи. Мы с удовольствием последим за вашими шагами на пути к величию!

Это напряжение распространялось от господина директора волнами, незримым туманом и, по всей видимости, передавалось и остальным присутствующем. Мужчина крепко сдавил набалдашник трости в руке и громко щелкнул ею по деревянному полу шатра так, что вполне мог бы пробить доски. - Сильнее! - прорычал грозно альбинос, скорее почувствовав, чем заметив, как вздрогнули на сцене его "артисты" - Этот процесс интереснее в исполнении сонных мух, чем в вашем! Ну! читать дальше

Heart of eternity

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Heart of eternity » Личные отыгрыши » Но жалок воин тот, в чьём сердце нет любви.


Но жалок воин тот, в чьём сердце нет любви.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Но жалок воин тот, в чьём сердце нет любви.
http://68.media.tumblr.com/d3608df35172f2a85cd5267822585cac/tumblr_namb5mQR2G1re9phuo1_1280.jpg
Время и место2 августа, столица Бореала
Действующие лицаРагнлейв Йокинен и Айрин Маккена
Рагнлейв невольно задумывается о том, что его огорчает желание Айрин жить в другом доме. Но времени остается не так много, скоро нужно будет возвращаться в Эмер. И чем ближе эта поездка, тем ближе момент расставания.

+1

2

Рагнлейв воспринимал обиды ближе к сердцу, чем следовало бы. Сказалась на этом полученная травма несколько лет назад, и казалось бы, что теперь наоборот ничего не должно быть страшно... Но нет. Не в этом случае. Рагнлейв в всерьез считал, что его оплошность как раз спровоцировала Айрин на желание уйти, а не что-то иное. Иначе как это можно было объяснить? Он не брал с нее плату, порой закрывал глаза на то, что гостье делать не положено, только бы ей было комфортнее... Эта совместная жизнь стала казаться такой привычной, что он и мысли не допускал о том, что она может закончиться. Пусть даже ни его, ни Айрин никакие договора или обещания не связывали, одна только дружба, в которой сам Раглнйв начал сомневаться. Почему? Потому что он действительно не хотел, чтобы маленькая рыжая бестия куда-то съезжала. Да, в любой день он сможет заглянуть к ней в гости, но разве может это сравниться с тем, что частенько он видел ее лохматую и сонную, только-только выбравшейся с постели? Даже об этом он думал с какой-то странной теплотой, за что испытывал чувство вины перед той, что ушла из жизни много лет назад. Сейчас он даже не мог вспомнить ее точного образа, лишь расплывчатый призрак с детскими чертами лица, даже немного напуганный. Рагнлейв допустил даже мысль о том, что быть может она и не хотела выходить за него, и только чувство долго заставляло ее быть сдержанной и милой, и только чтобы убедить себя в подобных мыслях она подарила ему ту безделушку, которую он до сих пор носит на шее?
Звучало как оправдание, как попытка отвязаться от старого и пойти навстречу новому. Ведь именно этим он и начал заниматься, когда продал родной дом и поместья, когда отказался от традиций семьи и даже был вернуться в Эмер, и отнюдь уже не в качестве добровольного изгнанника. "Так почему бы, - шептало сознание, - не найти и новой женщины?". Айрин подходила почти по всем параметрам, не хватало только голубой крови. Для него было бы куда логичнее прямо сейчас найти жену влиятельную и знатную, чтобы укрепить свои позиции, но как это бывает в романах - сердце его желало иного. Сейчас, не в силах уснуть глубокой ночью, он наконец смог уверенно признаться самому себе, что его влечет к этой девушке. Ее умение слушать, ее умение оказаться рядом в нужный момент, скромность и сдержанность, так элегантно чередующиеся с абсолютной неукротимостью и своенравием. Она могла бы дать знатную фору любой знатной даме, особенно сейчас, когда она была в его обществе и даже научилась некоторым нюансам этикета. Да и недавний бал, к которому тоже пришлось готовиться, играл совсем не малую роль. Айрин вполне походила на знатную леди, и даже заслуживала того, чтобы принадлежать этому высокому обществу, так почему бы ему лично не поднять ее? Почему бы не быть рядом с той, кто всегда поможет ему? Рагнлейв наконец уснул, твердо решив расположить к себе Айрин, убедив ее заодно не перебираться обратно в своей дом (наверняка к тому же и разграбленный), а остаться с ним. И скорее всего навсегда.
Само утро выдалось не примечательным. Небо заволокло скучными серыми тучами, не грозящими дождем, но и радостных лучей солнца не пропуская. Даже самих облаков видно не было - сплошная серая краска, пустой холст, который боги забыли раскрасить. Зато ветер был легкий и приятный, не было той знойной жары, от которой пот градом струится по лицу и который дам заставляет неистово размахивать веером и тяжело поднимать скованную тугим корсетом грудь. В это время Коннор был необычайно бодр и активен. Он старательно гремел посудой на небольшой кухонке, чтобы успеть приготовить завтрак до того как проснуться остальные жильцы дома. И дело было не сколько в заботе о них, сколько в желании успеть еще и собрать вещи для короткой поездки по нескольким поместьям, а не выслушивать нетерпеливого Рагнлейва. И это в лучшем случае. В худшем, если он снова окажется не в духе, можно и пару пинков схлопотать, а ведь еще и старые (вчерашние вернее) синяки не прошли.
Как ни странно, но Йокинен был в добром расположении духа и даже улыбался. Или это только кажется? Коннор на всякий случай потер глаза, но нет. Его господин и правда улыбался. Сдержанно и почти незаметно, но Коннор провел рядом достаточно много времени, чтобы научиться различать эту улыбку.
- Выспались? - поинтересовался он, спешно раскладывая посуду на двоих, а затем спокойно выдохнул, когда ответ был получен не скупым кивком.
- Что ни говори, а спать здесь можно спокойнее, чем в Эмере. Можно смело сказать, что я наконец-то выспался. Айрин еще не проснулась?
Коннор только головой покачал да снова улизнул на кухню, чтобы сварить крепкий кофе. Рагнлейв всегда пил его, не притрагиваясь к завтраку и дожидаясь пробуждения Айрин. Хотя не редкостью было и обратное явление, когда именно Маккене приходилось ждать его за чашкой кофе или чая. А сейчас Коннор просто надеялся, что и Айрин будет в добром духе, потому как именно ее дух неплохо сказывался на настроении Рагнлейва, а следовательно - и на его собственном.

+1

3

Еще долго Айрин лежала в своей постели и не могла сомкнуть глаз. В голове было столько мыслей, все они были так ярки и разнообразны, что крутились, вертелись и яростно перекрикивали друг дружку. Такое случалось довольно часто и лечилось чтением интересной книги, но набег на библиотеку Рагнлейва девушка почему-то совершать не решилась. Все эти вещи вскоре перейдут во владение к новому владельцу, так что трогать их лишний раз айра побаивалась, хоть и знала, что нынешний хозяин дома будет совсем не против такого хода событий. Йокинен вообще редко отказывал в чем-то своей гостье. Разве что в те моменты, когда его воспитание брало верх над желанием угодить или он не просто не понимал сути просьбы.
Рагнлейв даже сейчас, спустя несколько месяцев, оставался для Маккены загадкой. Быть может потому, что они продолжали хранить друг от друга какие-то свои личные секреты. И если у Айрин всегда был Коннор, который охотно разъяснял некоторые спорные моменты, то на вопросы о жизни айры могла ответить только она сама. А раз так, то всегда можно было найти какую-либо лазейку, чтобы что-то скрыть. Складывалось ощущение, что в такие моменты все замечали изменения в  её поведении и специально не настаивали на продолжении неугодного разговора. В такие моменты было тяжело и легко одновременно. Тяжело скрывать что-то от людей, которые относились к ней, как к члену семьи. А легко из-за того, что они не настаивали, не мучили и не тянули жилы, лишь бы узнать интересующий факт.
Что же касается обиды из-за того вопроса про море… Айрин понимала в глубине души, что слишком уж сгущает краски, обращая внимание на сущие мелочи. Большинство мужчин, что она встречала на своем пути, не запоминали вещи и гораздо важнее пары фраз. Например? Например, имя. Так что, положа руку на сердце, девушка с уверенностью могла сказать, что задрала для Рагнлейва планку непомерно высоко. Что поделать, ведь он казался идеальным во всём. И тут. И тут выяснилось, что он тоже может совершать ошибки. Изредка, но все же.
«Нужно будет попросить прощения».
Новость о переезде будто бы его сильно задела. Так почему-то показалось. Или он решил, что всё из-за того вопроса? Но ведь она поднимала эту тему и раньше? С завидным постоянством. И каждый раз её отговаривали. Каждый раз. Стоило задуматься и об этом тоже. Неужели все дело было в том, что дом Йокинена покидать вовсе не хотелось? Но ведь она радовалась тому, что спустя столько лет, наконец-то могла пожить одна…
«Глупости какие-то. Нужно всё-таки немного поспать».

Утром, само собой, просыпаться не хотелось. Солнце, видимо, шло айре на уступки, оттого скрылось за тучами и не показывалось, чтобы не раздражать и дать поспать очередные «последние пять минут». Когда подошли к концу эти десятые очередные «последние минуты», Айрин вздохнула, потянулась и быстро встала, не давая себе времени на раздумья и препирательства с самой собой. Грубо говоря, сейчас она находилась на стадии отрицания. Отрицания необходимости сна, а так же отрицания прелестей лени. Только это и помогало. Это и мысли о том, что Йокинен будет сидеть и ждать ее за обеденным столом, даже если ждать придется до самого позднего вечера. Будет возмущаться, фырчать, злиться, прожигать взглядом Коннора (который не виноват!), но сидеть и пить кофе. Потому что к завтраку он приступает лишь тогда, когда все собираются. Это казалось айре лишним, но она предпочитала не спорить, считая, что право голоса не имеет в подобных вопросах.
К счастью, собиралась Маккена довольно быстро, если сравнивать с девицами благородных кровей, правда при этом умудрялась забыть обо всех принятых в приличном доме нормах. Бал, ради которого ее натаскивали, благополучно остался позади. Как и воспоминания о красивых и затейливых платьях, которые нынче были в чести у жительниц столицы. Гостья Рагнлейва предпочитала одежду практичную и простую. Рубашка и брюки, то, что нужно для того, чтобы разгуливать по особняку, ждать хозяина дома из очередной поездки, тайно помогать Коннору с многочисленными делами по дому.
Надеясь на то, что Коннор бы поторопил ее, если Йокинен давно ждет, девушка осторожно пробралась на кухню. Воспользовалась входом для прислуги и с самым беззастенчивым видом принялась приоткрывать все крышки на блюдах, чтобы что-нибудь выбрать для себя.  За этим маленьким «преступлением» Коннор ее и застал. И первые несколько секунд приходил в себя, то и дело оглядываясь в сторону столовой. Когда первый шок прошел, он нахмурился и кивнул, чтобы Айрин шла за стол, судя по его взгляду, там ее уже ждали.
- Доброго утра, Коннор! Хорошего тебе дня! – преувеличенно весело заявила рыжая айра и утащила с одной из многочисленных тарелок несколько виноградин. Слуга отчетливо цокнул у нее за спиной, вызвав довольную улыбку от уха до уха, которая при виде Рагнлейва тут же мгновенно испарилась. Девушка почувствовала себя нашкодившей школьницей, которая еще и на урок опоздала. Ведь догадывалась же, что он уже здесь.
- Доброго утра, Рагнлейв. Прошу меня простить, я опоздала к завтраку. Тебе стоило начать без меня.

+1

4

Коннор успел сбегать за свежей газетой, в чтение которой Рагнлейв и погрузился. Еще одна крохотная традиция, возникшая недавно. А если быть конкретным - с появлением в доме Айрин, которую порой приходилось ждать. Правда, проблемой это никогда не было, и Йокинен никакого недовольства не испытывал, что уж говорить о демонстрации? Было в этом определенное очарование, в такие моменты они почти напоминали семью, и мысль об этом казалась столь же очаровательной, как и утреннее ожидание за чашкой кофе.
Первым делом ее голос послышался на кухне, и Рагнлейв чуть улыбнулся. Он ожидал чего-то подобного, правда на шум рассчитывал куда больший. Коннор не очень любил, когда границы его кухни нарушались, и даже на своего господина мог прикрикнуть, что уж говорить о рыжей непоседе. Наверное, спасло ее то, что и для слуги она казалась слишком милой. Милой настолько, что повышать на нее голос было самым настоящим кощунством. Йокинен тоже не хмурился. Но и не улыбался, немного напугавшись своих целей, когда Айрин возникла уже перед ним. По виду она испытывала чувство немалой вины, и это казалось забавным: ведь он тоже чувствовал себя виноватым за недавний разговор и собственную забывчивость. Заострять же на этом внимания он не стал. Возможно, теперь они квиты, и ворошить мелкие обиды смысла никакого нет. Он снова улыбнулся уголками губ и отложил сложенную газету в сторону, найдя ее скучной и неинтересной.
- Так официально... Мы здесь одни, можешь не следовать урокам, если не хочешь, - улыбка стала теплее, и пока он сделал последний глоток кофе Коннор уже расставил блюда с легким завтраком, на ходу жуя что-то попроще. Он явно хотел убраться отсюда как можно скорее и уже размышлял, какие вещи можно собрать уже сегодня. Тут не до завтрака... Едва он скрылся мужчина снова внимательно взглянул на Айрин и немного расслабился сам, словно попытавшись последовать своему же совету.
- Выспалась? - поинтересовался он, - Как ни крути, а спать здесь можно спокойнее и не ждать тени с ножом. Быть может, здесь стоило бы остаться, как считаешь?
Вопрос был риторическим. Рагнлейв и сам ощущал себя здесь не в своей тарелке, будто находился не дома, а в гостях. Никаких теплых семейных чувств к этому зданию он не испытывал, в его голове образ маленького мальчика, что счастливо смеется, здесь не обитал. Никаких потаенных воспоминаний, которые люди обычно хранят поближе к сердцу. Ничего.

+1

5

С таким же успехом какой-нибудь особо строгий преподаватель в Академии мог попросить своих нерадивых студентов расслабиться и чувствовать себя как дома. Айрин посмотрела на Рагнлейва со смесью скепсиса и удивления. Понятное дело, что дома, наедине с Йокиненом, она вела себя не так, как на приеме, но обучение манерам даром не прошло. Айра теперь чувствовала себя не совсем комфортно, боясь сказать или сделать что-нибудь не то. Мало ли, одна неверно сказанная фраза и репутация её благодетеля улетит в трубу. Судя по слухам, которыми все охотно делились. Его репутация и так была не самой лучшей, но почему? Можно было спросить обо всем Коннора. Тот любил поболтать. За чашкой кофе на ночь его можно было уговорить рассказать о хозяине все-все. И про умершего отца. И про детство в этом огромном поместье. И о погибшей невесте. Он и сейчас не расставался с украшением, которое та подарила. Преданность, достойная огромного уважения.
- Как скажешь, но мне было бы чуть проще, если бы ты в столь ранний час выглядел не так идеально… - девушка предприняла ещё одну тщетную попытку пригладить волосы, а потом беспомощно махнула рукой и подвинула поближе к себе свою тарелку.
- Выспалась, да. Спалось прекрасно. Но мне все равно здесь не нравится. Выбирая между столицей и Эмером, я бы выбрала что-то третье.
«Здесь вокруг чванливые идиоты, а там масса желающих тебя убить».
В столовой воцарилось неловкое молчание. Каждый размышлял о чем-то своем. Маккена размышляла о том, что можно попросить разрешения у Йокинена на посещение библиотеки. И если повезёт, получится выпросить парочку книг. Не самых дорогих, те наверняка принадлежали уже другим людям, выкупленные вместе с домом, но что-нибудь интересное лично айре. История, география или что-то из художественной литературы.
- Когда мы собираемся обратно? Я хотела до отъезда побродить по городу, купить каких-нибудь безделушек.
«Зайти в магазин артефактов, полюбоваться на новинки. Интересно, у местных патрулей есть Стекло?»
Айрин хмыкнула и сделала глоток уже немного остывшего чая. Полицейские были бы сильно удивлены, если бы к ним на улице пристала девчушка, просящая показать редкий артефакт. То ещё зрелище.
- И нужно собрать вещи. Не сочти за неуважение, но я бы предпочла собирать свои вещи сама. Мне не нравится даже сама идея о том, что это будет делать Коннор. Или кто-то другой. Надеюсь, это не проблема?

+1

6

Рагнлейв оказался несколько озадачен. Первым делом тем, как Айрин опередила его и сразу расставила все точки над "i", не дав ему даже слова вставить, не говоря уж о "поспорить" или "возразить". Вторым делом ему стало интересно, что же она подразумевает под идеальностью? Идеально для нее или просто ей сейчас не нравится его привычка не садится за стол не приведя себя сперва в порядок? Уточнять, конечно же, он не стал, и лишь оставил робкую надежду. Робкую и осторожную, которая просто имеет место быть и согревать, когда что-то идет не так.
- Ты можешь отправиться сразу после завтрака, если пожелаешь, - мужчина сделал еще глоток остывшего кофе и убрал чашку в сторону, с неохотой принимаясь за еду. Аппетита не было, и была только привычка заставлять себя есть. Мало ли когда удастся сделать это в следующий раз?
Ничего против прогулки Айрин он не имел, ведь прекрасно понимал, что та слишком свободолюбива, и даже позволь он ей забраться в недра библиотеки и провести там несколько дней и утащить с собой в Эмер половину - она все равно бы попыталась выбраться наружу. А по виду и не скажешь... За это время Коннор смог бы собрать ее вещи, но оскорблять ее не хотелось. Сам же согласно кивнул в ответ на просьбу.
- Я тоже не прочь пройтись. В конце концов я давно тут не был, и вероятно, не скоро вернусь. Могу составить тебе компанию? - поинтересовался он, немного подумав. Что поделать - в вопросах ухаживания он был совсем не специалист, и порой нужные решения приходили в его голову запоздало. Он и думать не думал, что встретит кого-то, кем заинтересуется. Действительно заинтересуется, а не будет думать о том, какую пользу принесет брак. Он почти не знал о происхождении Айрин, выгоды никакой это не сулило, но и о какой выгоде вообще может идти речь с его-то планами? Сейчас он хотел видеть рядом с собой не блеклую тень, орудующую за спиной мужа с помощью заговоров и политических связей.
- Я не помешаю, честное слово, - он даже улыбнулся уголками губ, хотя совершенно посторонний человек едва ли назвал бы это улыбкой. Так, ее бледный и едва заметный призрак...

+1

7

Раз Рагнлейв не стал возражать, Айрин постаралась расправиться с завтраком как можно скорее, чтобы не тянуть время. Все-таки, несмотря ни на что, она считала, что в городе всяко будет интереснее и веселее, чем в этом особняке. Йокинен здесь рос, но айра не чувствовала здесь ни намёка на какое-либо тепло, да и сам хозяин поместья (судя по его лицу) едва ли испытывал какие-либо тёплые чувства к этому неуютному месту. Хотя, по его лицу обычно вообще было трудно что-то понять. Все эмоции он держал под контролем, а окружающие видели только соответствующую случаю маску. Маккена из-за этого иногда чувствовала себя неуютно. Эдакая мелочь, мешающая общаться и не пытаться разгадать настроение собеседника.
- Я думала, что у тебя есть дела поинтереснее, чем бродить по городу. Но если нет, то конечно. Вдвоём должно быть веселее.
«Наверное».
Если честно, она предпочла бы пойти одна, но не видела веских причин для отказа. Потому, как только последний глоток чая был сделан, она почти побежала к себе, чтобы переодеться и соорудить хоть какое-то подобие прически. И собрать кое-какие вещи, оставив их сложёнными на кровати, потому что поняла всю бессмысленность своего недавнего пожелания. Ведь Коннор все равно будет собирать вещи Рагнлейва.

Были и свои плюсы в том факте, что Айрин не принадлежала к барышням из знати. Собиралась она очень быстро. Полагая, что прогулка ограничится походом по каким-нибудь маленьким лавочкам, она выбрала лёгкое платье и даже туфли в тон, которые каким-то чудом оказались в её гардеробе. Проделки Йокинена, не иначе. Волосы она собрала в косу, потому что на большее была не способна, а помощи просить было не у кого (новая служанка не вызывала у неё доверия). Она бы с огромным удовольствием нарядилась в привычные штаны и легкую рубашку, но боялась встретить на улице кого-то из знакомых Рагнлейва.
Спускаясь вниз из своей комнаты она лишний раз радовалась тому, что жила в дружной семье, которой не нужно было богатство, чтобы все были счастливы. Если бы ещё не нужно было беспокоиться об охотниках…
- Коннор, Рагнлейв уже собрался?
Блондин от удивления едва не подпрыгнул и прошипел что-то про то, что благовоспитанные леди вот так не подкрадываются. Айрин на это только улыбнулась и пожала плечами, она могла себе позволить любое поведение, предпочитая вести себя как леди только тогда, когда это действительно необходимо. А такое случалось очень и очень редко, что не могло не радовать.
- Так что?

+1

8

В отличие от светлых тонов одежды Айрин Рагнлейв выбрал как всегда темное и элегантное, однако назвать это роскошным язык бы повернулся с небольшим трудом. В намерениях мужчины так же не было желания выделяться, в конце концов он помнил, что прогулка эта рассчитана не для его радости. Он еще раз поправил рукава, собрал волосы в хвост и вышел на улицу, где без особого интереса взглянул на ограду, отделяющую город и сад его дома. В городе как всегда бурлила жизнь, несмотря даже на то, что этот район считался тихим. Неспроста отец велел высадить здесь сад, о котором раньше заботились. Сотни кустов и кустарников, а так же небольших деревьев, хорошо заглушали городской шум и давали главе семьи наниматься своими делами. Его же супруга просто любила это место за красоту. Она лично ухаживала за многими цветами, некоторые даже привозились с других континентов, и вон там, посреди запустивших и погибших растений все еще цвел невзрачный цветок со Сконе. Возможно, некогда он напоминал главе семьи о родине. Сейчас же вид его заставил Рагнлейва болезненно поморщиться. Он хорошо помнил, как мать пыталась раздобыть этот цветок и как радовалась, когда удалось. Это был ее подарок любимому мужу, которому он даже, казалось, был действительно рад. Сейчас это все казалось бесконечно далеким, словно он не был здесь не несколько лет, а несколько поколений, однако почему-то причиняющим боль и вызывающим чувство тоски по любимому человеку.
Рагнлейв сделал несколько шагов по заросшей тропинке, повинуясь какому-то внезапному желанию сорвать неброский цветок. Сделал он это осторожно, словно от неосторожного прикосновения цветок просто рассыпался бы в прах. Жестковатый маленький бутон цвета вечернего неба оказался сперва на ладони, а затем спрятался в карманных часах, дожидаясь своего времени. Теперь он просто еще раз огляделся отметив, что чувство тоски постепенно отступает. Решительно ушло оно, когда мужчина наткнулся на несколько удивленный взгляд Айрин. Вот уж где она точно не ожидала его увидеть. И это было верно: куда больше шансов встретить его было где-нибудь в библиотеке или оранжерее, где тоже было немало павших растений самых разных видов.
- Прости, не хотел заставлять тебя ждать, - внезапно Йокинен особенно тепло улыбнулся и направился навстречу девушке.

От коней, конечно, пришлось отказаться. Зато с чистой душой оба могли неспешно идти по городу и рассматривать его столько, сколько сами считали нужным. Даже порой ворчащая толпа не могла им помешать. Изменилось, на самом деле, очень немногое, и вскоре Рагнлейв заскучал. Однако он терпеливо ждал свою спутницу, ни словом, ни жестом ее не подгоняя: прогулка не должна быть торопливой. Заходили они и в книжную лавку, торгующую второсортными изданиями сомнительных авторов, заходили в магазин артефактов, где было много диковинных, но все же сомнительных вещей, несколько мелких магазинчиков, торгующих всем чем только пожелает душа и истинного модника,  профессионального убийцы и настоящего гурмана. К слову о последнем Рагнлейв все же убедил Айрин задержаться в одной из кофеен, где подавали вкуснейшие пирожные, правда маленькими настолько, что на ладонь моно было положить целую их дюжину.
Теперь они стояли на пороге крупного, действительно роскошного на вид здания с огромными окнам. Огромными настолько, что казалось стен здесь нет - одни окна. Однако в самом магазине царил полумрак и стояла едва ли не гробовая тишина, прерываемая лишь шелестом страниц.
- Это настоящий рай для талантов, - пояснил Йокинен, - Сюда обращаются и изобретатели, и писатели, и поэты, но публикуют только самых лучших и самых талантливых. Если ты хочешь хорошую книгу, то путь ежит только сюда. Почти вся библиотека моего дома родом отсюда.
Заслышавший это немолодых лет мужчина за прилавком только грустно хмыкнул.
- Так и было одно время, господин. Но с этими беспорядками на границах, да войной правительство совершенно перестало нас спонсировать. Век прогресса, а люди и знать не хотят о книгах, носятся со своими карманными собачками, да обсуждают какие ошибки допустила наша славная армия, тьфу! Делают это с таким видом, будто каждый из них успел побывать генералом, а жизнь солдат просто очередная фигура на шахматной доске! - мужчина покачал головой, снял очки и осторожно протер их мягкой тряпочкой, хотя те и без того были идеально чистыми, - Прошу простить мою несдержанность. Я давно не получал известий о сыне. Чем я могу вам помочь?
Рагнлейв сдержанно и понимающе кивнул, и прежде чем ответить взглянул на Айрин.
- Мне нужно кое что узнать, а ты можешь прогуляться. Я знаю, ты любишь книги, и мне будет приятно, если ты что-то выберешь и позволишь мне подарить это тебе. Как прощальный подарок от столицы, - он снова улыбнулся уголками губ, - Я не долго, а затем я покажу тебе одно дивное место, куда я любил сбегать, когда не хотел находиться дома.

+1

9

Коннор  отставил в сторону какие-то свертки, аккуратно завернутые и красивые настолько, что их можно было подарить кому-нибудь на день рождения. А это были лишь упакованные вещи для отъезда. Слуга не признавал полумер и, не смотря на свой веселый характер, бывал иногда гораздо чопорнее своего хозяина. Но если у Рагнлейва все его привычке были едва ли не врожденные, то Коннору приходило вырабатывать это годами. Годами и тумаками, что он отхватывал, когда не справлялся со своей работой.
- Он уже собрался и ждет тебя, - он выглядел почти оскорблено. Это же надо? Подумать, что его хозяин собирается медленнее какой-то барышни!
Айрин, не видящая в подобном повороте событий ничего особенного лишь едва заметно улыбнулась, а Коннор кивнул в нужную сторону и беспомощно вздохнул.
- Спасибо, Коннор. Купить тебе чего-нибудь?
- Н… Нет… Мне ничего не нужно. Но спасибо.

Город был красивым, но не настолько, чтобы внимательно изучать каждую мелкую деталь архитектуры. Возможно, дело было в том, что какое-то время назад Айрин жила в столице вместе со своей семьей. Не долго, не более месяца, но этого времени хватило с головой, чтобы осмотреть все местные достопримечательности. Ориентировалась девушка здесь не очень хорошо, полностью доверяясь в этом вопросе Рагнлейву, но большую часть мест узнавала. Знала о том, в какой магазинчик лучше зайти, а поход в какой – лишняя трата бесценного времени. Однако заходили они почти во все, чтобы ничего не пропустить. За годы всё могло измениться. Но не изменилось… Столица относилась к тому типу городов, где годы не властны над размеренностью жизни и характером жителей. Все шумели, бегали, спорили, торговались и разговаривали друг с другом через улицу. Маккену столица не впечатляла, но и плохой она ее не считала. 
Рагнлейв терпеливо относился к желанию девушки посмотреть все. В лавке с артефактами, кажется, она перебрала все товары, которые были в наличии, но так и не смогла себе ничего подобрать. С неудовольствием пришлось отметить, что там были лишь магические безделушки, едва ли достойные того, чтобы потратить на них все свои сбережения. И амулеты. Амулеты с перьями айров, которые якобы приносили удачу. Здесь их не стеснялись продавать в открытую. Разве что не упоминали о том, из чего они состоят. Но Айрин знала… Увидев один из таких амулетов… Маккена на миг едва не изменилась в лице, но вовремя одернула себя, это могло привлечь чье-либо внимание. Судя по поведению посетителей магазина, они в этом товаре не видели ничего такого.
Остальные лавки и даже вкусные десерты пронеслись и не оставили в памяти абсолютно ничего. Или из-за недавней находки на прилавке… Или из-за того, что по направлению айра уже поняла, куда ее ведет Йокинен и предвкушение уже разливалось по её венам. Книги.
Внутри магазина было темнее, чем на улице, воздух был прохладнее, а запах книг чувствовался так сильно, что у многих бы закружилась голова. Закружилась она и у рыжей айры, но лишь от того, что выбор здесь был такой потрясающий, что она могла бы здесь жить. Свернуться калачиком на полу и только и делать день ото дня, что читать, читать и читать. Коллекции местных книг позавидовала бы даже дворцовая библиотека.
- Мне нужно кое что узнать, а ты можешь прогуляться.
- Хорошо! – ответила с явным энтузиазмом девушка и пошла в нужную секцию, руководствуясь подсказками  хозяина магазина.
Книги все были красивыми. Складывалось впечатление, что их выбирали лишь по симпатичным обложкам, но это было не так. Было заметно, что многие тома были переплетены заново, чтобы не смущать взор богатых покупателей. Люди сюда, судя по всему, заглядывали самые разные. Вот и сейчас у прилавка стояла какая-то девушка, пытающаяся купить все книги, что найдутся, но лишь ярко-желтого цвета, чтобы не нарушать цветовую гамму в библиотеке. Айрин неприязненно поморщилась, словно кто-то только что наступил ей на ногу. Мало того, что она не представляла себя в комнате ярко-желтого цвета, так еще и не понимала, зачем покупать книги, если тебя интересует лишь их цвет?
- Эти три, пожалуйста.
На первый взгляд книги, выбранные Маккеной, едва ли представляли какую-либо ценность. Темно-синий томик со стихами, толстенный том с историей абсолютно всех стран (его можно было спокойно разделить на три книги) и коллекция морских карт, собранная в книгу. Стоили они, несмотря на тот факт, что годами лежали на прилавке и никого не интересовали, довольно дорого. Хозяин магазина веско заметил, что они просто ждали своего часа. И своего покупателя. Такое наглое вымогательство вызывало едва ли не восхищение и айра потянулась к своему кошельку.

+1

10

Рагнлейв терпеливо дождался возвращения продавца. Оба мужчины негласно решили, что сперва стоит уделить внимание девушке и направить ее в нужную сторону, и лишь затем вернуться к своим делам. За Айрин теперь присматривал молодой помощник, на вид лет десяти, максимум двеннадцати. Молодой и юркий, готовый сорваться с места и принести что только посетительница пожелает даже если это не книга, и на энтузиазме явно сказывался вид гостей. Люди важные, таким не угодить себе же дороже.
- К вам давно Томас не заходил? - Йокинен перешел сразу к делу, а несколько безмятежное выражение лица сменилось сосредоточенным и даже немного мрачным. Старик ответил не сразу и сперва даже почесал лысую макушку. Явно пытается вспомнить, а это уже плохой знак.
- Том... - медленно протянул он, - Томас Брукс? Помнится, вы у него заказывали чертежи. Талантливый человек, да...
Рагнлейв нетерпеливо побарабанил пальцами по столу и чуть нахмурился. Сейчас было не время придаваться каким-то воспоминаниям, и старик поспешно закашлялся, потупив взгляд.
- Он умер год назад, господин. А до этого не заходил несколько лет. Ваша... Гибель вашего судна его подкосила, он ведь немало внес в его создание. Решил, что его вина в том происшествии, да и отошел от дел. Поговаривали даже, что его разум пострадал и он бредил, нес околесицу и пытался прыгнуть с крыши своего дома.
Йокинен кивнул и промолчал, хотя вид его стал еще мрачнее. Он рассчитывал на то, что удастся обратиться к Томасу еще раз, ведь за столько лет вполне можно было заменить орудия на Императрице на что-то поновее, а теперь придется либо искать нового человека, либо довольствоваться старыми изобретениями. По счастью его собеседник не заставил себя долго ждать. Внезапно он улыбнулся, словно малое дитя, знающее один важный секрет.
- Но возможно вашей милости захочется взглянуть на нечто другое? - жестом подозвав еще одного помощника старик покинул насиженное место и поковылял куда-то в противоположную от Айрин сторону. Этот угол был мрачнее остальных, окон здесь не было и свет поддерживался странного вида светильниками без огня. Продавец шагал мучительно медленно, с его ногами явно было что-то не в порядке, однако заинтригованный Рагнлейв терпеливо вышагивал следом. Он как никто другой знал, что этот человек его не подведет, ведь именно он однажды свел его отца с Томасом, выступая в роли посредника.
- Не так давно мне на уши присел молодой человек. Сперва он принес мне, ха-ха! - рыб. Даже нашел где-то художника, который их изобразил. Хотя уверял, что нарисовал все сам. Мне понравилось его описание, каждая косточка и орган. Поведение, повадки, у некоторых даже описал вкус и правильное приготовление. Выходил в море, чтобы изучить разные виды акул. И я купил эти рукописи, издали несколько книг, а продали всего три. Юноша только грустит не стал, и рыб бросил. Приносил мне свои открытия по животным, опять с рисунками и описанием каждой маленькой косточки. Затем увлекся чертежами для сухопутного оружия, совмещал инженерию и искусство, а недавно... - старик замедлился еще немного, остановился напротив одной двери и, открыв ее, пригласил Рагнлейва внутрь. Личный кабинет. Святая святых. Именно здесь хозяин хранил все купленные рукописи, бережно и трепетно, словно зеницу ока.
- Недавно принес мне это. Я не рассчитывал на то, что вы когда-нибудь еще зайдете сюда, но весть о вашем приезде убедила меня рискнуть и выкупить это, - мужчина осторожно достал большой сверток, смахнул лишнее со стола и развернул его. На тонкой бумаге бережно и аккуратно были нарисованы орудия на корабль. Сами по себе несколько уродливые и необычные, увесистые, явно требующие доработки, однако мощь их внушала уважение, да и вес их был куда меньше старых, а значит поставить их можно больше.
- Он рассчитывал через меня продать их нашему императору. Мальчишку не стали бы слушать, а вот меня... Если кто-то узнает, что я сперва показал их кому-то еще - меня обвинят в государственной измене, так что...
- Вы слишком много сделали для меня и моей семьи, чтобы я вот так просто поспособствовал вашей казни. Я выкуплю их, только назовите мне сумму и имя того юноши. Думаю, мне еще понадобится его помощь.

***
- Какой необычный выбор, - старик добродушно улыбнулся, взглянув на те книги, что выбрала Айрин, - Помнится, ваша матушка тоже увлекалась подобным, господин. Эти книги словно ждали своего часа и покупателя.
Хозяин еще раз хитро улыбнулся, чуть прищурившись, а затем назвал нужную сумму. Едва Айрин коснулась кошелька Рагнлейв нахмурился и покачал головой, взглянув на старика. Тот прекрасно все понял и денег Айрин не принял, велев помощнику доставить покупку к дому Йокиненов, где уже оплатит все Коннор. Проверенная схема. Чертежи доставят так же, но с другим курьером, чтобы не привлекать ненужного внимания.
- Я же говорил, что это будет подарок, - терпеливо повторил Рагнлейв, когда они наконец вышли из здания и направились теперь уже в сторону куда более тихого района. Зелени здесь становилось больше, богато одетых людей все меньше. Район "среднего" населения: все еще приличный, и даже не лишенный скромной роскоши, но в целом...средний квартал. Здесь Рагнлейв не остановился и уходил все дальше, пока обстановка вокруг не становилась все беднее. Улица уходила все вниз, а затем резко обрывалась, потому как доходила до самого озера. Чуть в стороне была небольшая беседка, даже сейчас пустовавшая, однако почему-то туда Рагнлейв уже не пошел. Приглашающим жестом он предложил Айрин спуститься к самой воде, а затем присоединился.
- Раньше здесь жил лодочник. Всегда, когда я прибегал сюда, здесь стояла лодка. Моя личная. Она была старой, но все еще держалась на плаву. Хотя ноги у меня обычно были мокрые. Я отплывал недалеко и смотрел на город со стороны озера, и особенно красиво здесь было ночью. Все озеро мерцало разными цветами, а когда пускали салюты... - Рагнлейв чуть улыбнулся, - Об этом месте знала только мама, и заставляла меня прятать под одним из камней запасную обувь, чтобы не простыл. Отец о нашем секрете так и не узнал.

0

11

Айрин упрямо поджала губы, но смолчала. Все было так ловко обставлено (будто бы прошла не одна репетиция), что все пути к отступлению были отрезаны. Можно было потом, уже после прогулки, попробовать всучить нужную сумму Коннору, но тот сделает своё обычное оскорбленное выражение лица и только нахмурится. Не смотря на то, что он к девушке относился очень хорошо, настроение хозяина всегда оставалось в приоритете. Что вполне нормально и никого особо не обижало.
- Я забыла, - проворчала айра и кивнула, на самом деле она все помнила, но не говорить же прямо о том, что просто понадеялась на то, что успеет заплатить первой, - Спасибо большое. В Эмере я бы никогда не купила чего-то подобного. Да и тот магазинчик, в котором я обычно покупала книги, закрылся.
Улочки, по которым айра шла с Рагнлейвом, были ей смутно знакомы. Память услужливо подсовывала всякие воспоминания о том, что в том небольшом домике, что едва виден за домами получше, жило семейство, с которым дружила мать Айрин. А на том огромном дереве, в саду, который со всех сторон окружён забором, любили собираться местные детишки, выглядевшие как стая диковинных и шумных птиц, отдыхающая на ветках. Все-таки, несмотря на вечные переезды, её детство можно было назвать счастливым. Но тогда, в те грустные моменты расставаний с друзьями, которые так полюбились, было больно и обидно. Безопасность детей была важнее их мимолетных желаний.
- А не опасно тебе было здесь бродить? – Маккена и сама не заметила, как взялась озвучивать свои мысли, - И одному… Сухая обувь – это прекрасно, это проявление родительской любви, но если бы что-то случилось, то ваш с мамой секрет тяготил ее всю жизнь. Прости… Я говорю какие-то глупости. Просто в детстве за мной всегда приглядывал старший брат, поэтому я с трудом представляю себе походы куда-то в одиночку.
Девушка с улыбкой посмотрела на спутника,  прищурилась и смешно наморщила нос, потому что из-за его плеча выглядывало солнце.
- Но иногда все-таки хотелось от брата куда-то сбежать. Мрачная туча, следующая за мной по пятам, здорово всех отпугивала. И не только в детстве.
Айра фыркнула и повернулась, чтобы лучше рассмотреть беседку. Её она не помнила совсем, да и вообще была не уверена, что в своих вылазках по городу они с Каем хоть раз сюда приходили. А зря…
- Здесь красиво. Наверное, с этим местом у тебя связано много приятных воспоминаний.
«Или нет. Ведь от чего-то же ты убегал сюда, чтобы побыть подальше от своего роскошного дома…»

+1


Вы здесь » Heart of eternity » Личные отыгрыши » Но жалок воин тот, в чьём сердце нет любви.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC