Приветствуем вас на улицах одного из самых беспокойных городов Бореала. Здесь так много завораживающих мест и интересных личностей! Простые жители, маги, аквары, айры, а на пирсе, клянусь, пришвартовано несколько самых настоящих пиратских кораблей! Только вот время для прибытия, увы, не самое подходящее, вокруг царят разруха и хаос. Или так и было задумано? Ведь проще войти в историю в тяжелое время, не так ли? Удачи. Мы с удовольствием последим за вашими шагами на пути к величию!

Это напряжение распространялось от господина директора волнами, незримым туманом и, по всей видимости, передавалось и остальным присутствующем. Мужчина крепко сдавил набалдашник трости в руке и громко щелкнул ею по деревянному полу шатра так, что вполне мог бы пробить доски. - Сильнее! - прорычал грозно альбинос, скорее почувствовав, чем заметив, как вздрогнули на сцене его "артисты" - Этот процесс интереснее в исполнении сонных мух, чем в вашем! Ну! читать дальше

Heart of eternity

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Heart of eternity » Личные отыгрыши » Ну что, будем лечить или пусть живет?


Ну что, будем лечить или пусть живет?

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Ну что, будем лечить или пусть живет?
http://sh.uploads.ru/t/YEPBc.jpg
Время и место21 августа, Цирк господина Леверкюна
Действующие лицаДориан Леверкюн,
Айрин Маккена

Внезапный пожар в цирке господина Леверкюна,
в котором пострадали не только вещи, но и артисты, и даже сам директор, вынуждает в срочном порядке отправить свою помощницу за лекарем. И пусть теперь услуги Мирабеллы вылетят цирку в копеечку, а сам Дориан ещё дня два будет искать с пристрастием виновных и брюзжать проклятиями... Только вот госпожа Люкса отказалась слишком занята. Но вместо неё бедным погорельцам и их капризному хозяину всегда рада помочь отстраненная от дел "Corvus" айра. А вот сам невыносимый пациент радости не источает.

Отредактировано Дориан Леверкюн (2017-06-19 10:32:34)

+1

2

- У вас смешной цвет... - послышалось где-то над ухом и мужчина приоткрыл сонно глаза, удивленно вздёрнув светлые брови и наблюдая за трёхпалой, искривленной ладонью, мягко поглаживающей его грудь. Дориан усмехнулся, переводя вопрошающий взгляд на лежащую рядом девушку, и та тихо продолжила, устроив голову удобнее на плечо - Совсем белый. Вас можно потерять на простынях.
- А тебя в тёмной комнате, разве нет?
Девушка смещёно спрятала лицо в волосах директора, счастливо улыбаясь и перебирая его белые пряди, словно бы видела их первый раз. Она намуркивала какую-то невероятную южную мелодию, пришедшую далеко из-за морей и поглаживала щиколотку Леверкюна двупалой стопой, за которую ей заинтересовались работорговцы и, к счастью, позже и сам директор цирка уродцев.
- Петухи уже пропели давным давно...
- Мои петухи - это совы, Са-Хи. Но если ты рвешься работать, то я не смею тебя держать... - проворчал Дориан, однако, вместо того, чтобы отстраниться, закинул руку и ногу на девушку, не давая той встать. Девушка засмеялась тихо и нежно, но вырываться не стала, запуская свою странную ладонь в его волосы и мягко почесывая затылок. Массаж головы господин Леверкюн любил.
Девушка пела сквозь сжатые губы мягкие мелодия с дребезжанием и полутонами, доходящими до полного диссонанса. Но голос её был так нежен и так ласков, что альбинос вновь проваливался в блаженный сон, совсем не замечая, как за плотной тканью темного шатра поднимается суматоха.
- Господин директор! Господин директор! - послышалось где-то совсем рядом, и мужчина успел только вздёрнуться и сесть встрёпанным на кровать, когда в его шатёр завалились, спотыкаясь друг о друга братья-карлики До и Соль. - Горим!
- Чего? - удивленно переспросил мужчина, сонно моргая.
- ДА ГОРИМ ЖЕ! СПАЛЬНЫЙ ПОДОЖГЛИ!

Выскочил директор из своего шатра, даже не удосужившись накинуть на себя хоть что-то сверху, и в ужасе уставился на горящий факелом шатёр, к которому все кто мог и не мог таскали вёдра и бадьи с водой. Босиком, в одних лишь штанах, Леверкюн бросился к своей труппе, подхватывая у кого-то мокрое одеяло и пытаясь сбить пламя от входа.
- Кто там?! - успел спросить он, когда внутрь бросился Джон-Тролль и силач Альфонсо.
- Ираля не успели вытащить! - крикнула напуганная Оити, без устали сбивающая пламя со слезами на глазах.
Кто-то со стороны крикнул о том, что пламя перекинулось на кухню, и часть артистов бросилась на помощь к серебряному её шатру, пытаясь не дать пламени распространяться дальше по флагам и верёвкам. Уже был слышен раскатистый мат матушки Нертты, видимо пытавшейся спасти из вверенной ей кухни хоть что-то. Люди, айры и аквары ругались, кричали, плакали, выли, носились из стороны в сторону, рычали звери, хрипели перепуганные лошади. И посреди всего этого балагана пытался отдавать указания господин Леверкюн, вместе со всеми бегая за водой. Однако кухня уже полыхала так, что жар огня не давал приблизиться даже самым стойким.
- Да плюньте вы на неё чёрт бы вас побрал! Ломайте шатёр! На детскую кинется же!!! - закричал мужчина, выхватив у стоящего рядом арлекина кинжал и первым полоснув по веревкам, натягивающим купол. - Нертта, посчитай детей! Момо, считай остальных!
Силачи, с трудом вытащившие аквара со сросшимися ногами из спального шатра, уложили его в тень, оставив на попечение женщин и, подхватив длинные шесты, с помощью которых акробаты держали на канатах равновесие, кинулись помогать остальным сваливать оба шатра друг на друга. Не обращая внимания на пламя, облизавшее им ноги и руки, артисты тянули за ещё не сожранные огнем канаты и толкали распорки шестами, вилами, граблями. Что-то грозное и протяжное крикнул один из силачей, послышался треск, и артисты рассыпались в стороны, наблюдая, как оба шатра с грозным гулом ухают друг на друга, а кровавое пламя вздымает выше, чтобы опуститься волной вниз и доедать остатки спальни и кухни.
Однако крики не угасли, а стали, казалось бы, даже громче, больше не приглушаемые жутким завыванием пожара. И Дориан Карл Леверкюн, схватившись за голову, смяв белые волосы и осматривая масштабы бедствия, пытался дышать в невероятном жаре палящего солнца хоть немного ровнее. Он буквально заставил себя успокоится. Не хватало же ему только разрыдаться. Бегло пересчитав детвору ещё раз, ощупав каждого нервозно за плечи, директор цирка направился к раненным.
Ираль получил ожоги, едва не сварившись в своём аквариуме и теперь едва дышал, обмотанный мокрыми простынями. Казалось, ещё хуже дела обстояли с гигантом Альфонсо и Джоном, чьи руки и стопы были покрыты тёмными волдырями, лопнувшими в нескольких местах. Волосатое лицо матушки Нертты было опалено, а Лера потерял половину и без того немногочисленных перьев со своих облезлых крыльев. Все братья и сёстры Сиамы, включая неразделённых Януса и Маркуса держали стёртые в кровь о канаты руки в ледяной воде и прикладывали к ним лапухи.
- Дьявол...!!! - выругался в который раз Дориан, массируя пылающую болью голову - Са-Хи!!! Са-Хи..., беги к госпоже Люксе. Скажи, что нам срочно нужна помощь! Веди её сюда и пусть захватит всё...!
Дориан пошатнулся, моргнув и понимая, что не видит больше перед собою чернокожей девушки.
- Ну всё...
Он махнул рукою пере глазами, словно бы отгонял от себя темный туман и свалился на песок, уже не слыша, как зашумели друг на друга артисты и как чьи-то руки поднимали его мелко и часто дышащее тело, ставшее красновато-сливового цвета.

Отредактировано Дориан Леверкюн (2017-06-26 23:41:04)

+2

3

Работа у Люксы была не лучше и не хуже любой другой. У них с Айрин были разные взгляды на призвание лекаря, но молодой айре вечные диспуты с начальницей даже шли на пользу. Закаляли характер.
Главный принцип Мирабеллы заключался в том, что она исцеляет лишь тех, кто мог за это заплатить. И заплатить деньги довольно приличные. Орбы текли рекой, обстановка в городе играла Люксе на руку. Маккена, привыкшая лечить всех и каждого, кто в этом нуждается, едва ли не выла от отчаяния, а когда женщина отсылала очередного больного, то тайком передавала таким бедолагам записки о том, что она может попробовать им помочь. Соглашались далеко не все. Многие побаивались связываться с рыжей ассистенткой Люксы, боялись, что это какая-то ловушка или просто не доверяли жизнь и здоровье молодой девушке. Но день за днём клиентура мадам целительницы уменьшалась, а очередь к её ученице росла. Маккена так похудела, что на лице чётко проступили скулы. Работа занимала её мысли днём, вечером она помогала тем, кому было это нужно, а после просто замертво падала на кровать. Рагнлейв молчал, но по его выражению лица все и так было понятно. Он был огорчён. Девушка отдалилась, погрузившись в работу, которая тянула из неё все жизненные соки. Но тяжело было лишь в первые дни, а потом она свыклась с новым ритмом, с новой нагрузкой, а новые и новые исцеления давались все легче.
- Банки перенеси из подвала. Не все. Вот список, сверяйся с ним. И ничего не разбей.
Плюс работы на Мирабеллу заключался в том, что та была настоящим асом по части лечения без магии. Айрин едва ли не хвостом на женщиной ходила, чтобы записать особо ценные вещи. Книги книгами, а у Мирабеллы были годы практики. Чуть позже, когда наставница немного к айре привыкла, она начала её обучать всему, что знает сама. Настойки, микстуры, целебные мази. Маккена вцеплялась в новые знания с яростью утопающего, наткнувшегося на обломок собственного корабля. Постепенно, Люкса и вовсе перестала что-либо делать, лишь грозной тучей маячила рядом, проверяя правильность диагноза и лечения, да бралась за самые тяжёлые и оплачиваемые случаи. Айрин, кстати, тоже успела накопить весомую сумму денег, вопреки всякому здравому смыслу, Люкса делилась выручкой. Едва-едва, но даже эти «крохи» казались девушке золотыми горами.

Кого-то из труппы Дориана не узнать не представлялось возможным. Они все как один были диковинными и уникальными. На том и жили. Тем и зарабатывали на жизнь. Поэтому, стоило в дверях лавки появиться альбиноске, как Айрин заметно напряглась, предчувствуя какую-то беду. То было даже не пресловутое айровское чутьё, самое обычное предчувствие. А уж когда бедняжка начала пытаться что-то объяснить, срываясь на хрип и забывая сделать очередной вдох, так и вовсе стало жутко.
- Заплатить есть чем? – Люкса не изменяла самой себе, поэтому с безразличием смотрела на чужую беду.
- Я… Все ведь горело… И… Он может умереть… Кто же тогда? Заплатит?
- Увереннее, мне нужны гарантии и я привыкла брать деньги вперёд.
- Мирабелла!
- Айрин! Если тебе так нужно, посмотри что там, но плату возьми!
Айра кивнула и закинула сумку со своими вещами на плечо. Жутковатый хозяин цирка уродцев был в опасности, но это ведь теперь не её дело? Она отстранена. Тем не менее, она сжала плечо альбиноске и кивнула в сторону выхода.
- Пошли быстрее, показывай дорогу.

+1


Вы здесь » Heart of eternity » Личные отыгрыши » Ну что, будем лечить или пусть живет?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC