Приветствуем вас на улицах одного из самых беспокойных городов Бореала. Здесь так много завораживающих мест и интересных личностей! Простые жители, маги, аквары, айры, а на пирсе, клянусь, пришвартовано несколько самых настоящих пиратских кораблей! Только вот время для прибытия, увы, не самое подходящее, вокруг царят разруха и хаос. Или так и было задумано? Ведь проще войти в историю в тяжелое время, не так ли? Удачи. Мы с удовольствием последим за вашими шагами на пути к величию!

Это напряжение распространялось от господина директора волнами, незримым туманом и, по всей видимости, передавалось и остальным присутствующем. Мужчина крепко сдавил набалдашник трости в руке и громко щелкнул ею по деревянному полу шатра так, что вполне мог бы пробить доски. - Сильнее! - прорычал грозно альбинос, скорее почувствовав, чем заметив, как вздрогнули на сцене его "артисты" - Этот процесс интереснее в исполнении сонных мух, чем в вашем! Ну! читать дальше

Heart of eternity

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Heart of eternity » Личные отыгрыши » I have a dream


I have a dream

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

I have a dream
http://sf.uploads.ru/8jR3Y.jpg

Время и место31 июля 3125 года. Столица Бореала.
Действующие лицаРагнлейв Йокинен и Айрин Маккена
Рагнлейв только вступил в права наследования. Он был удивлен, потому что все прошло довольно быстро и просто. Но времени не так много, поэтому, раз уж он нашел один заветный чертеж, ему нужно срочно разжиться знакомствами и деньгами, чтобы исполнить свою давнюю мечту. Мечту, воплощение которой станет стартовой точкой для того, что он задумал.

+1

2

Следующий этап был прост: следовало избавиться от обузы в виде множества имений и домов семьи, нужда в которых пропала еще несколько поколений назад, но отчего-то таких нужных отцу. По счастью покупателя найти труда не составило, многие давно то заглядывались на сами дома, то на сокрытые в них бумаги и ценности, на которые самому Рагнлейву было наплевать. Его личное сокровище было спрятано уже куда надежнее, ожидая своего будущего, а сейчас Йокинен с ничем не прикрываемым раздражением наблюдал за тем, как по дому бродит один из «дальних родственников», придирчиво оглядывая каждую штору, ковер или буфет, заботливо приведенными в порядок новой служанкой.
С этой женщиной Рагнлейв запретил разговаривать даже Айрин, опасаясь незнакомки и не желая, чтобы та что-то вынюхала. Сейчас она должна была приводить в порядок одну из гостевых спален, если, конечно, не приводила в порядок себя. Уж больно красноречиво они переглянулись с гостем, и Рагнлейв был уверен: оставь он их хоть на несколько минут наедине…
- А что за срочность, не расскажешь? – Джонатан провел пальцем по позолоченной статуэтке породистого коня, оглядел его профиль и выпрямился, сцепив за спиной руки, - Все были уверены, что вступая в права наследства ты непременно пожелаешь остаться здесь и попытаться восстановить честь своей семьи. Уж не спешишь ли поддержать восстание в своем дорогом Эмере?
Ответом стала тишина, и чувствуя победу гость только улыбнулся.
- Я угадал? В парламенте едва ли будут рады этим ново…
- Болтовне, подцепленной у рыночной бабы? Сомневаюсь, - сейчас голос Рагнлейва прозвучал жестко и холодно, хотя Джонатана это, кажется, если и напугало, то совсем немного.
- А ты как всегда дерзок. Увы, но к бабе с рынка доверия больше, чем к тебе, сам понимаешь. Так что там со скидкой? Не по дружески, так за срочность?
Скрестив руки на груди Рагнлейв внимательно взглянул на гостя и потенциального покупателя, едва-едва удержав себя от желания скорее поднять цену, нежели пойти на уступки и снизить ее.
- Нет, он и так стоит в несколько раз дороже. Я не учел ни стоимость бумаг здесь, ни картин, ни прочего мусора, - кивнув в сторону коня все же проговорил Йокинен, чуть стиснув затем зубы, чтобы не наговорить кое-чего еще, уже вовсе не по делу.

Споры могла продолжаться вечность, благо Джонатану надоело спорить первым. Он пытался пригрозить тем, что и вовсе откажется от сделки, вынудив Рагнлейва продать дом за бесценок кому-то еще, но все же сдался. Если дом достанется настоящим ценителям старины, то едва ли уже удастся вырвать его из новых рук. Во всяком случае добровольно и без кровопролития, а рисковать своими людьми ради коллекционеров в планы Джонатана явно не входило. Наконец договор был подписан, гость выпровожен на ближайшие три дня, и сейчас оставалось немного времени на успокоиться, подумать и решить, куда ехать дальше.
Коннор был на кухне и о чем-то негромко беседовал с Айрин. Со стороны вполне могло показаться, что он снова с ней заигрывает, благо стоило на пороге появиться Рагнлейву, как он умолк и под предлогом «Софи, наверное, в этом доме потерялась» поспешил комнату покинуть. Мужчина удивленно приподнял бровь, проводил его взглядом и затем перевел взгляд на Айрин.
- Я вам помешал?

+1

3

Айрин с Коннором тихо сидели на кухне, мирно беседовали и старались лишний раз не отсвечивать. Коннор считал просто неприличным сновать молчаливой тенью за своим хозяином по дому и предпочитал держаться в стороне до тех пор, пока его не позовут, а Айрин просто не слишком-то нравился щеголь, который сейчас задирал нос и  вовсю распушал хвост, превознося до небес великолепного и неповторимого себя.  Интересно, он и правда считал, что это как-то поможет ему сбить цену или просто в последнее время в благородных семьях перестали преподавать детям азы банальнейшего этикета? В случае с Джонатаном (или как там его?) судить было достаточно сложно. Не слишком уж хотелось навешивать ярлыков, но вел он себя как самый настоящий чванливый индюк. Ходил по дому, словно уже купил его, мысленно переставлял мебель с места на место, выбирая более удачное расположение, а то, как он общался с окружающими… Йокинену нужно было памятник за выдержку воздвигнуть. Хотя бы за то, что он до сих пор не приложил зазнайку головой об стену.
- Продадим всё, потом можно будет возвращаться, - Коннор говорил очевидные вещи, будто просто пытался заполнить неловкую паузу, возникшую из-за того, что новая служанка прошла мимо открытой двери. Её присутствие немного сбивало с толку, да и её поведение, но кто Маккена такая, чтобы обсуждать решения нынешнего хозяина этого дома?
- Неужели ты уже соскучился по Эмеру?
- Просто хочу узнать, остался ли цел особняк, - айра недовольно нахмурилась, шутку она явно не оценила. Хотя бы потому, что дом могли поджечь или сломать замок и вынести все ценное. Район, в котором располагался дом Рагнлейва, довольно неплохо охранялся, но даже это не являлось панацеей. Местная полиция была настолько пунктуальна, что по патрулям можно было бы сверять часы. Соответственно, при должном уровне внимательности, даже ребенок мог обвести поборников закона вокруг пальчиков на своей маленькой ручонке.
- Надеюсь, что все-таки цел. Рагнлейв не для того все здесь так быстро продает, чтобы потратить полученные деньги на восстановление своей эмерской собственности.
- Боюсь, мало что зависит от одного нашего желания.
- Прекрати нагнетать! И без тебя тошно! – Эмер и так трещал по швам, власти не знали, что предпринять, а «революционеры» пользовались этой растерянностью на полную катушку. Айрин в тайне радовалась (но только из-за того, что поделиться радостью было не с кем) тому факту, что не пополнила своей излишне удачливой персоной ряды славной бореальской армии. С любовью правительства отправлять магов в самые горячие точки, да если помножить на уровень везения маленькой айры, была бы она сейчас (как неожиданно) среди тех, кто разгребает неприятности всё в том же Эмере. Или бы умерла при захвате Арно… Это если позитивно размышлять о том, что Маккена бы вообще дожила до последних событий. За пять лет в армии случиться могло всякое.
- Не переживай, это я так, просто ворчу. Всё будет хорошо.
Рыжая неуверенно кивнула и удивленно посмотрела на то, как быстро Коннор покидает кухню. Со всеми этими разговорами и не слишком радужными мыслями она совершенно не заметила того момента, когда пришел Рагнлейв.
- Я вам помешал?
- Нет. Мы просто убивали время.  Не хотели мешать тебе окучивать этого, кхм-кхм… Джонатана.

+1

4

- Я искренне надеюсь, что ты не имя хотела сперва назвать. Быть может я даже сделал бы вид, что не расслышал, в тайне порадовавшись, что не один так думал, - Рагнлейв тяжело опустился на стул, крепко сцепив между собой пальцы и подперев подбородок. Такие люди, как Джонатан, всегда его раздражали. В какой-то степени он понимал, что порой и сам является примером далеко не лучшим и хорошо понимал почему, но один только вид заставлял все нутро сжаться и молить о том, чтобы уйти от павлиньего представителя как можно дальше. К сожалению, сейчас был не тот случай, когда просьбу можно было исполнить.
- Слухи о том, что наша семья хранит едва ли не карты драконьих сокровищ в каждом шкафу, сейчас мне на руку, - он на удивление добродушно рассмеялся, весело и беззаботно, словно и не было никаких проблем, - Что ни говори, а порой слухи вещь полезная. Они надеются, что я не знаю о чем-то в этом доме, но увы. Любимым делом в свободное время было изучение дома. Хотелось знать о нем как можно больше, каждую его тайну, чтобы стать достойным наследником, раз уж мне повезло родиться даже не старшим, а единственным. У матери больше не получилось забеременеть, а няня рассказывала, что и мое появление на свет далось ей тяжело. Так что ни мне, ни отцу ее винить было не в чем.
Добродушность на лице сменилась необычайной мягкостью, когда Рагнлейва захлестнули теплые воспоминания. Отец всегда был примером для подражания, но вокруг этого примера было морозно и пусто, а мать всегда наполняла эту пустоту светом. Зная, что ребенок у нее первый и последний она старалась отдать ему всю себя в те короткие встречи, которые им давались. Дай ей немного больше свободы - и Рагнлейв вырос бы примерно таким же, как Джонатан. При всей своей любви к матери в подобном он ничуть не сомневался, но не мог винить ее и в этом.
- На самом деле ценнейшее сокровище спрятано в ином месте, - Рагнлейв огляделся, хотя точного места так и не назвал, - Думаю, совсем скоро я смогу его тебе показать.
Короткий разговор о судне ныне погибшим грел душу не слабее воспоминаний о матери. Его императрица была жемчужиной флота Бореала и самой семьи Йокиненов, а потому неудивительна была столь болезненная реакция отца на его утрату. Но черта с два он сдался бы столь легко и просто смирился с утратой. Нет. В очередном из прибрежных городов полным ходом шла постройка нового судна, воскрешение некогда великой Императрицы, и за столько лет судно наверняка уже должно быть готово встать на воду. Она словно феникс ждала своего часа, и Рагнлейв считал, что этот час настал. императрица гордой птицей направится к берегам Эмера, разрушительной силой пламени уничтожая все то, что встанет у нее на пути. В этот раз он не даст ей погибнуть и исчезнуть среди сказок.
Пустив руку во внутренний карман он извлек оттуда несколько писем, которые положил на стол и пальцем придвинул к Айрин.
- Видишь это? - его глаза сверкнули азартом, - Я нашел это в кабинете отца. Это письма, в которых не раз упоминается Императрица. Он строил ее заново. Мое сокровище уже ждет своего часа, и мне нужно найти всего несколько союзников, после чего она станет ангелом-хранителем всего Эмера.

+1

5

Не совсем понятно было, как наличие корабля, даже такого великолепного (если верить рассказу), поможет Эмеру справиться с проблемами. Айрин помнила те далекие времена, когда отец стоял над душой у старшего брата и давал ему подзатыльник каждый раз, когда тот ошибался в своей работе. Ничего сложного. Базовый курс. Но Кай справлялся с трудом, слишком негативно на его учебе складывались постоянные переезды. Так вот. Маккена была уверена, что методика отца работала с явными огрехами. Единственное существенное изменение было в том, что маленький айр научился шустро уворачиваться, полагаясь на расовое чутье. Получается, да, корабль, который представляет значительную боевую мощь, вполне может стать таким же фактором, как и Маккена старший, только вон как это поможет?
- Говоришь так, как будто для тебя это больше, чем обычный корабль.
Для Айрин это было в новинку. Жизнь приучила ее, что привязываться к вещам (да и людям) – совершенно бесполезное занятие. Это было одной из причин того, что она так легко (казалось бы) рассталась со своими родными и с одной-единственной сумкой оправилась на поиски приключений. Может бы, со временем, если она не сорвется с места,  а останется в Эмере, придет осознание того, что иметь привязанности – это нормально, пока такого чувства не возникало.
- Не боишься его потерять? Вдруг его подожгут? Мало ли, хватит одного мага… Или пары достаточно сумасшедших для этого людей. Да и вообще, если тебе так нравится идея военного вмешательства, то не логичнее попросить поддержки бореальской армии? – Айрин замерла после сказанного и задумалась, хорошенько обдумывая подобную мысль. Если и правда дойдет до подобного, то начнутся полномасштабные  боевые действия, верхушке власти придется признать свою беспомощность в урегулировании вопроса мирными путями, да и в Эмер подтянутся недовольные властью, чтобы помочь бунтовщикам. Не стоит забывать и о тех семействах, что спят и видят день, когда на престол взойдет кто-нибудь не с фамилией Бореал. На приеме, на который затащил её  Рагнлейв, ее никто не воспринимал всерьез (что совершенно нормально), но это было не совсем правильным поведением, особенно в те моменты, когда у неё за спиной перешептывались и распространяли различные слухи. Большую часть которых ей знать было не положено. Но… Её дело маленькое, передать все то, что удалось разузнать. Лично Дориану или одному из его помощников. Айра аж вся передернулась, вспоминая тех, беседа с кем ей предстояла. Одна давит одним своим присутствием, появляется желание забиться в угол и тихонечко оттуда всё рассказывать. И если повезет, звезды там сойдутся или ещё что-нибудь невиданное и редкое, то Хельда забудет ей припомнить злополучное дезертирство. Ох… А старик Томас и того лучше, сразу вспоминаются годы, проведенные за партой, начинаешь стыдливо отворачиваться, а ведь он просто спросил о том, как твои дела! Наверное, в те редкие моменты, когда он уточняет у рядовых, нет ли среди них добровольцев, они прячут глаза и вспоминают все теоретические свои знания. Честное слово, преподаватель! И никакая армия из него это не выбьет, тем более, что армия в его жизни случилась до… Хотя, чего уж там, оба помощника Валентайна ей нравились. А вот сам Дориан. Ну, она его никогда и не видела. Только его сына, только тот…
- Хотя, я в этом всем не слишком разбираюсь. Да и ходить под парусом мне удалось лишь пару раз за всю жизнь.
Девушка почему-то частенько говорила, что в чем-то не разбирается, особенно это касалось разговоров с Йокиненом. Ей казалось (кто его знает из-за чего), что он думает о том, что она не слишком-то образована. В привычном смысле этого слова все так и было. Начальная школа, базовая школа и масса книг, на которые любила тратиться айра. Она покупала их стихийно и хаотично, иногда принося домой что-то совсем сложное или не слишком интересное. Ей нравилась история, нравились географические атласы. Она иногда мечтала побывать где-то помимо Бореала. Так может, если задуматься, она была не лучше Рагнлейва, ведь к своим книгам-то (которые почили в небытие вместе с её домом) она была привязана. Они были частью ее маленького мирка свободы и знаний. Ну и, если серьезно, откровенную дуру, которая и правда не очень-то разбирается в самом необходимом, хотело бы верить, не взяли бы в орден. Ведь так?

+1

6

Когда речь заходила о кораблях и море - Рагнлейв мог часами поддерживать эту беседу, рассказывать о дуновении ветра, о гладком дереве штурвала в руке, о бьющихся о борт волнах и о том, каким прекрасным и даже божественным вкусом обладает пища после нескольких месяцев, проведенных вдали от берега и дома. Море занимало значительную часть его души и сердца, он любил ее той же нежной, чистой и непорочной любовью, о которых пишут в книгах. При чтении у многих дам замирало все нутро, и мысли были лишь о желании встретить того же принца, который будет готов отдать тебе все и даже больше, только бы Она обратила на Него внимание. Примерно то же испытывал и Йокинен, разве что к ногам возлюбленного моря он однажды принес жертву, не описанную ни в одной сказке. Быть может, именно этот дар уберег его от гибели, но было ли это благодарностью? Череда мрачных событий, гонение - все это больше походило на суровое испытание, данное той самой мифической богиней моря. Ей было мало жизней, и она хотела знать, на что же он готов ради нее. Быть может пройдя его он наконец получит благосклонность? Быть может именно сейчас тот самый момент, когда пора было взять свое? Все намекало именно на это. Неустойчивое положение власти, народ, которому легко что-то внушить, да даже внезапная гибель единственного родственника словно кричала о том, что пора! Пора наконец брать быка за рога, направить накопившийся собственный гнев, и гнев павшей Императрицы, и направить его в нужное русло. Эти мысли сейчас не внушали некий страх в сердце юнца, скорее наоборот распаляли все сильнее, ласково шептали на ухо и закрывали мир алой пеленой. И вовсе нет, в его намерениях не было планов бомбить город с моря, хотя Императрица легко могла бы это сделать. В его планах было подчинить город страхом. Не одно судно, но несколько должно стоять близ Эмера, не он один должен стоять посреди пламени, но с верными ему людьми, которых еще предстояло найти, и мысленно Рагнлейв уже знал, к кому можно обратиться.
- Не боишься его потерять? Вдруг его подожгут? Мало ли, хватит одного мага… Или пары достаточно сумасшедших для этого людей.
- Я не могу позволить Императрице пасть столь недостойной смертью, - снисходительно ответил он и улыбнулся уголками губ, - Если ей и суждено погибнуть, но смерть ее будет достойна легенд.
Говорил он действительно так, словно это было не просто судно, а нечто живое, и благородное настолько, что даже вся правящая династия казалось смешным недоразумением. Хотя может ли иначе капитан относиться к своему судну? Если подумать - может, но капитан из него тогда по мнению Рагнлейва выходил никудышный. Корабль и капитан должны быть единым организмом, только тогда они смогут вырваться из любой передряги, именно поэтому капитан погибал с судном и именно поэтому так много позора было из за того, что он выжил. Тонкие пальцы юного главы семьи, которой он же и являлся, сцепились в замок, а глаза пытливо уставились на Айрин. Он о чем-то задумался, и быть может эти мысли не касались самой девушки, однако взгляд цвета самых холодных льдов невольно заставил ее поежиться. А размышлял он теперь уже не только о союзниках. Было необходимо закрепить свое положение и как-то предъявить права на правление. Возможно, брак помог бы в этом, жаль только что невеста его погибла много лет назад, а Айрин не похожа на девушку из семьи благородной. Без сомнения она была умна, ее мягкость и готовность придти помочь, выслушать только делало ее милее, да и что уж тут скрывать - она привлекала его как женщина, которой хочется обладать. Воспитание не позволяло лишний раз думать об этом, что уж говорить о том, чтобы распускать руки, однако не признаться себе в этом - значило солгать себе же. Она стала первой, к кому он действительно что-то испытывал после смерти любимой, но если его намерения были тверды, то...
Йокинен чуть покачал головой. Думать о браке было рано, сперва следовало взять Эмер, а для этого заручиться поддержкой.
- Не знал, что ты хоть немного знакома с морем, - отвлекся он и теперь взглянул уже именно на Айрин довольно заинтересованным взглядом. Видимо, хотел послушать об этих возможно небольших, но все же путешествиях. Он догадывался, что знакомство с морем могло быть далеко не самым удачным. Шторм, холод, сырость, да даже элементарная морская болезнь, но в то же время Рагнлейв знал о том, что они с семьей часто вынуждено путешествовали, хоть никогда и не интересовался причинами, находя их довольно личными. Старался не лезть лишний раз в душу и не докучать, но сейчас действительно было интересно послушать. Интересно настолько, что он даже придвинулся немного ближе, напоминая сейчас собой заскучавшего в четырех стенах мальчишку. Отчасти так и было: столько лет он провел в добровольном заточении, и сейчас наконец казалось бы вырвался на свободу, но свобода эта на самом деле была мнимой, пусть даже сам Рагнлейв в этом себе и не признавался.

+1

7

- Не знал, что ты хоть немного знакома с морем.
«Чудесно!»
Айрин слегка наклонила голову, внимательно посмотрела на собеседника, заправила рыжую прядь волос за ухо и грустно вздохнула. Так она иногда смотрела на своего непутевого братца, когда тот ее чем-то задевал или как-то огорчал родителей. Хотелось наградить собеседника еще и разочарованным взглядом, вот только не позволяло хорошее к нему отношение. Всякое, конечно, бывает, но ей-то всегда казалось, что в те моменты, когда они с Рагнлейвом беседовали, он слушал ее. Разговаривать с ним всегда было так легко и интересно, казалось бы, но теперь всякое желание делиться какими-либо забавным и не очень мелочами из прошлой жизни полностью испарилось. Бесследно. Айра пыталась себя перебороть, потому что считала свою реакцию довольно-таки детской, но ничего не получилось. Сейчас Рагнлейв был похож на одного из тех мужчин, что имели привычку часами говорить о своих увлечениях. Рассказывать красиво и красочно, но абсолютно забывая о том, что на свете есть еще что-то, кроме того, что им интересно.
- Когда мы с тобой только познакомились, ты уже, наверное, всё забыл. Кажется, будто прошла целая вечность. Ты провожал меня домой и задал тот же самый вопрос. А я ответила, что бывала в море несколько раз. Видимо, тот разговор был не так уж тебе и интересен, как мне показалось. Не страшно.
Тогда, после недель заключения дома, попыток вылечить всех и вся и неприятной воспитательной беседы за авторством младшего Валентайна, разговор с незнакомцем казался глотком свежего воздуха. Кто знал, что позже им суждено было встретиться вновь? А если бы они чуть задержались тогда на улице, изменилось бы что-нибудь? Не было бы нападения? А потом? На вокзале? Маккена была благодарна за помощь в трудную минуту, но сейчас…
Пришлось отвернуться, чтобы скрыть довольно-таки обиженное выражение лица, девушка решила воспользоваться случаем и налить себе чашечку горячего чая. Отвлечься и успокоиться. Действительно, зачем Йокинену помнить о таких мелочах? Аристократ. У него тут мечты о кораблях, мысли о защите Эмера и том, как обзавестись полезными связями. Какое ему дело до какой-то мелкой айры и ее глупых воспоминаний о море. Маккена раздраженно фыркнула и едва не уронила хорошенькую  чашечку, которую держала в руках. Нелепица какая-то. Рагнлейв даже не подозревал о том, что его гостья является айрой. Получается, что Айрин умудрилась обидеться на того, кому все еще не совсем доверяет сама? Или очень хочется довериться, оттого каждая мелочь приобретает масштабы полноценной катастрофы?
- Это было лишь пару раз, в основном мы предпочитали передвигаться по земле. Но мне понравилось в море. Я бы однажды повторила, поплыла бы куда-нибудь подальше от Бореала. И осталась там. Есть же места более красивые и безопасные? Наверняка. Аллура, Циэри, Сконе, Аглар'Нор. Мир так велик, а я видела лишь его малую часть. Ещё не поздно попытаться наверстать упущенное.
Жаль только, что все книги, касающиеся географии (и не только), бесследно пропали. Вернее, остались в старом доме и вероятнее всего были просто украдены. Маленькие аккуратные томики, стоившие ей огромных денег. С картами, верность которых было сложно оценить кому-то, кто не бывал дальше границ Бореала. Страницы книг были украшены небольшими заметками и вопросами, Айрин даже подчеркивала самые интересные части или те кусочки текста, в которые верилось с трудом. Варварство, издевательство над вещью, но что поделать? Разве это не показатель заинтересованности?
- Кстати, раз уж ты заговорил о своих планах на будущее. Я бы хотела… Я бы хотела тебя предупредить о том, что всё-таки собираюсь перебраться обратно в свой дом. Или куда-нибудь еще. Еще не обдумала все детали. Знаю, ты скажешь, что я тебе не мешаю, но все же… Это как-то неправильно.

0


Вы здесь » Heart of eternity » Личные отыгрыши » I have a dream


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC